Поделиться в соцсетях:

Коронабесие

16 июня 2020 г. Просмотров: 143

Медицинская газета

Ограничительные меры при COVID-19 не имеют медицинского обоснования

 

 

Почетный директор Института медицинской паразитологии, тропических и трансмиссивных заболеваний им. Е.И. Марциновского 1-го МГМУ им. И.М.Сеченова академик РАН Владимир Сергиев в течение 10 лет (с 1977 по 1988 гг.) возглавлял Главное управление карантинных инфекций МЗ СССР, отвечая за борьбу со всеми эпидемиями в стране.

Сейчас множество профессоров и академиков всех специальностей говорят о COVID-19, и в этом хоре тонут редкие голоса профессионалов по борьбе с эпидемиями. Корр. «МГ» Болеслав Лихтерман попросил Владимира Петровича оценить текущую эпидемиологическую ситуацию и меры борьбы с новой инфекцией. Академик Сергиев прислал текст планируемого выступления перед своими коллегами в РАН, а вместо своей фотографии полушутя предложил разместить снимок собаки, выгуливающей своего хозяина. Читателям «МГ» он пожелал благополучно пережить коронабесие. Этот удачный неологизм стал заголовком статьи.

Полгода прошло с момента попадания нового коронавируса в человеческую популяцию. За это время заразились 0,6% населения Земли. Доля умерших от COVID-19 составила чуть больше 0,7% из 51 миллиона ежегодно умирающих в мире. В России инфицировано 0,2% населения. Как видно, картина далека от ужаса и паники, повсеместно нагнетаемых всеми видами СМИ. Пришло время подвести первые итоги и определить позицию профессионального сообщества к проводимой профилактике этой инфекции.

Паникеры из ВОЗ

Тридцатого января 2020 г. ВОЗ признала вспышку COVID-19, угрозой, имеющей международное значение, 11 марта уже объявила пандемию; вторя штаб-квартире, Европейское бюро ВОЗ 12 марта провозгласила Всеевропейскую эпидемию. На тот день в 51 стране Европейского региона было выявлено около 20 тыс. инфицированных и менее 1000 умерших при численности населения почти 950 млн. человек. К сожалению, это не первый случай провоцирования ВОЗ необоснованной паники. В 1994 г. данная организация сообщила о вспышке легочной чумы в Индии. Инициатором стал Генеральный директор ВОЗ господин Накадзима, который по рентгенограмме легких определил этиологию пневмонии. Тогда там быстро насчитали 1061 случай якобы легочной чумы и 54 летальных исхода, и ВОЗ издала циркуляр о международной опасности новой эпидемии легочной чумы. После этого Россия временно закрыла авиасообщение с Индией. Впоследствии международные эксперты проанализировали ситуацию и доказали, что никакой легочной, также как и бубонной чумы в 1994 г. в Индии не было. Такую же панику инициировал ВОЗ в 2009 и 2013 гг. с якобы эпидемиями свиного и птичьего гриппа. Эти примеры показывают, что этой организации свойственно грубо ошибаться в оценке эпидемической ситуации.

Обычно эпидемией считается вспышка, когда число заболевших достигает 5-7% населения. На момент панического сообщения ВОЗ в марте 2020 г. признаков эпидемии не было, как нет их и сейчас. Ситуация может быть охарактеризована как эпидемическая вспышка малой интенсивности. Это становится очевидно, если отвлечься от тиражируемых СМИ абсолютных цифр и перейти к интенсивным показателям, как это принято при научном анализе. На май месяц в Европейском регионе было инфицировано всего 0,5% населения.

Неправомерно говорить и о большой угрозе здоровью населения от COVID-19. Конечно смерти есть. Но их число не сказывается на средних ежедневных показателях общей смертности населения, которая только в единичных странах выросла на 1-1,5%, а в большинстве осталась прежней или даже ниже, чем в 2019 году. Это и понятно, так как летальность от COVID-19 низка. В Ухани за время вспышки она составила 3,8%. Это относится к данным по тяжелым госпитализированным больным. В Южной Корее летальность была 0,8%, а при массовом скрининге населения оказалась значительно ниже – всего 0,3%. В России, как известно, этот показатель менее одного процента. Низкая летальность в России – это также результат самоотверженного труда и высокой квалификации наших врачей, и большого опыта, накопленного в предыдущие годы по лечению пневмоний бактериальной и вирусной этиологии.

По миру ВОЗ декларирует летальность от нового коронавируса около 6%, забывая сказать, что в большинстве стран практически не проводят тестирования населения, и «высокий» показатель летальности относится исключительно к группе тяжелых больных. Летальность во время вспышек от других коронавирусов была существенно выше. При атипичной пневмонии (SARS) она достигла почти 10%, а при Ближневосточном респираторном синдроме (MERS) - более 34%.

Контагиозность COVID-19 существенно ниже, чем при кори, дифтерии и даже коклюше. Приходилось читать странные расчеты, что она якобы выше, чем при сезонном гриппе. Следует напомнить, что ежедневная заболеваемость новым коронавирусом в Москве не превышает 4-5 тысяч, из которых половина - бессимптомные носители. Для справки: пик эпидемии Гонконгского гриппа пришелся в Москве на 2 января 1969 г., когда в один день за медицинской помощью обратились 102 тыс. человек. Вот что такое настоящая эпидемия!

Как показал опыт стран, которые уже снимают ограничения, продолжительность вспышки COVID-19, как правило, укладывается в 2 месяца. Это относится как к странам, вводившим строгие карантинные меры, так и странам, которые не нарушали обычный ход жизни, и, главное, не разрушали экономику.

Резюмируя эти данные, следует сказать, что объективно коронавирус SARS-CoV-2 нельзя отнести к патогенам, обладающим высоким эпидемическим потенциалом и несущим серьезную угрозу здоровью населения. Поэтому проводимые драконовские ограничительные меры не имеют медицинского обоснования и являются более разрушительными, чем сама болезнь. К несчастью, они больно ударили и по социальной, и по экономической ситуации в нашей стране.

Тщетная предосторожность

По оценке канала Euronews, меры по сокращению распространения нового коронавируса в Европе нанесли небывалый ущерб экономике еврозоны, что вероятно также содействовало скорейшему снятию непродуманных ограничений. В нашей стране люди, оказавшиеся в принудительной изоляции, также как и в других странах, установивших карантинные меры, стали терять работу и средства к существованию.

Наибольшей ошибкой региональных властей стал запрет на прогулки, закрытие парков и скверов, что негативно сказывается на здоровье детей, престарелых и хронических больных. Для последних стала практически недоступной необходимая медицинская и лекарственная помощь. Последствия этой непродуманной акции еще скажутся обострениями, а возможно и избыточной смертностью в группах риска, таких как онкологические больные, больные диабетом и другой серьезной хронической патологией, что будет несопоставимо с регистрируемыми смертями от COVID-19.

Мытье проезжей части дезрастворами или обработка воздуха на улицах Москвы аэрозолем хлорсодержащего реагента не воздействуют на эпидемический процесс, поскольку в приземном слое вирус отсутствует. Необходимо незамедлительно отменить необоснованные и, главное, неэффективные действия, предпринимаемые по якобы ограничению распространения COVID-19. Об отсутствии их сдерживающего эффекта на развитие вспышки говорит плавный, без изгибов и переломов, ход кривой появления новых случаев. По прошествии двух месяцев эта кривая уверенно пошла вниз.

Почему-то в основу профилактики COVID-19 в нашей стране поставили изоляцию здоровых, а не выявление больных и контактов, что всегда давало хороший эффект в отечественной противоэпидемической практике. Вспомним случай оспы в Москве в 1960 г. Отсутствие строгой обсервации приезжающих из эндемичных стран Западной Европы и США способствовало быстрому разносу COVID-19 по территории нашей страны. Известно, что многие представители шоу бизнеса, заразившиеся за рубежом, демонстративно нарушали двухнедельную изоляцию и заражали окружающих. Однако средства массовой информации не осуждали таких нарушителей и не подчеркивали опасность такого поведения.

Маски - для больных, а не для здоровых.

Принудительное ношение медицинских масок не является эпидемиологически оправданным. В рекомендациях ВОЗ от марта этого года по ношению медицинских масок в контексте нового коронавируса четко сказано, что они не требуются для тех, кто здоров. Более того ношение масок здоровыми не только приводит к ненужным затратам, но и создает ложное чувство безопасности. Как сказал в прямом эфире 12 мая директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко, маска себестоимостью 1,5 рубля продается по цене 35-45 рублей. То же происходит и с перчатками себестоимостью 3-4 рубля. Такая прибыль не снилась даже крупному бизнесу. Это обеспечивает хороший дополнительный доход местным чиновникам, а коммерческий интерес служит главным препятствием для необходимой отмены мер изоляции.

В документе ВОЗ от 19 марта сказано, что маски обязательны для ношения больными с респираторными симптомами и лицами, осуществляющими уход или проживающими с больными. Естественно, медперсонал должен не только соблюдать требования противоэпидемического режима в стационарах и поликлиниках, но и быть полностью обеспечен средствами индивидуальной защиты. Как сообщали СМИ, организации, занятые коммерческой реализацией масок, часто не успевали обеспечить этой защитой медицинских работников. Поэтому среди медиков, к сожалению, много больных COVID-19.

Какие же рекомендации могут быть предложены на основании вышеизложенного?

Во-первых, содействовать максимально скорой отмене всех ограничительных мер. Это надо сделать сразу, а не растягивать на длительный срок. Не надо уподобляться человеку, который из любви к животным рубит хвост собаке по частям. Из-за ограничений на передвижение и продолжительном пребывании внутри помещений в скученных условиях можно ожидать в ближайшие месяцы роста числа обострений хронических болезней, онкологической патологии, туберкулеза. Поэтому немедленная отмена всех ограничений – это вопрос выживания людей.

Во-вторых, следует немедленно разблокировать скверы и парки, и разрешить гулять детям и лицам пожилого возраста. Необходимо восстановить работу детских летних оздоровительных учреждений.

В-третьих, для сохранения и облегчения разобщенности и снижения нагрузки на общественный транспорт необходимо стимулировать использования личного автотранспорта. Для этого следует временно отменить плату за парковку.

В-четвертых, необходимо максимально оперативно запустить все производства, торговлю и сферу услуг, чтобы смягчить надвигающийся экономический и финансовый кризис, что, как показали 1990-е гг., будет сопровождаться избыточной смертностью населения.

В-пятых, можно, вероятно, сохранить некоторые ограничения в сфере развлечений. Это касается массовых мероприятий на стадионах, в театрах, концертных залах, ресторанах и ночных клубах. При этом следует разрешить работу летних кафе на открытом воздухе и работу «зеленых» театров.


Владимир Сергиев, академик РАН 

ИСТОЧНИК: МЕДИЦИНСКАЯ ГАЗЕТА





© СоборРостов,
2017 г.
  Яндекс.Метрика